Что глобально ждет российскую экономику в 2022 году. Михаил Хазин

Марат Касем: Что глобально, на Ваш взгляд, ждёт Россию в 2022 году?

Михаил Хазин: В нашей экономике всё понятно. У нас произошло два события — большая пресс-конференция президента Путина, второе это выступление Мишустина. Интерес состоит в том, что некоторые выступления Путина противоречили друг другу, и выступление Путина противоречило выступлению Мишустина. Путин похвалил ЦБ, а Мишустин накануне сказал, что инфляция у нас импортируемая, потому что у нас слишком открытая экономика. Вариантов два: либо Путин врёт, потому что озвученное Мишустиным это очевидная правда, либо под этим есть какой-то другой подтекст. Абсолютно аналогичная история — Путин хвалит Правительство, включая его либеральный финансово-экономический блок, и одновременно рассуждает о том, что конечно, нужно ещё более индексировать пенсии.

В переводе на русский язык это означает, что он со своим собеседником обсуждает вопрос о том, что Правительство врёт в части инфляции. Реальная инфляция выше и поэтому нужно индексировать больше. Как вы сами понимаете, такого быть не может. То есть, такое возможно, если Путин просто ни бельмеса не понимает, но это мы с негодованием отметаем, поскольку была масса примеров, которые показывают, что всё он понимает. Это один вариант. А вариант второй, что ему, на самом деле, на всё наплевать. Что тоже вряд ли, по целой куче причин. Значит, какая-то причина должна быть.

Причина очень простая. Мы жили тридцать лет, с 91-ого года в навязанной нам МВФ-овской либеральной модели, которую у нас начал продвигать Гайдар. Я не буду говорить сейчас о том, какие могли быть выгоды, какие были ошибки. Это сейчас не важно. Эта модель действовала тридцать лет. Сегодня теоретически можно запустить альтернативную модель. И если мы будем смотреть на деятельность финансово-экономического сектора, Правительства и Центробанка с точки зрения старой модели, она абсолютно адекватна. Ну, у них были, так скажем, преступления, даже в рамках этого управления, но они были уже давно. Например, девальвация 2014 года. Это давно, хотя, организовала его та же самая Набиуллина.

Но может быть и другая модель. Та самая, как Мишустин сказал: «Слишком открытая, давайте сделаем чуть менее открытую и тогда начнём бороться с этой импортной инфляцией». Тогда модель очень простая. Мы разрешаем рублёвое инвестирование. Мы начинаем всерьёз заниматься импортозамещением товаров народного потребления. Мы сокращаем импорт, соответственно, сокращается инфляция, потому что она импортируемая. При этом появляются рабочие места, начинает расти ВВП и так далее.

Обращаю ваше внимание, что эта тема взволновала Евросоюз. Они поняли эту дилемму, что мы можем сейчас отказаться от либеральной модели и перейти к новой. И по это причине появился слух о том, что они собираются нам вчинить иск за импортозамещение. Это «легенда о динозаврах», ничего они вменять не собираются, но это был как бы намёк — ай-ай-ай, так не надо. Тогда всё становится понятно. Нет противоречия у Путина. Он, грубо говоря, делает последнее предупреждение. Ребята, вы были молодцы, но вот теперь нам надо менять модель, и вы теперь не будете уже молодцы. А если будете выпендриваться, то мы вам припомним и заниженную инфляцию, и там ещё много чего. По это причине, я не верю, что Набиуллина и Силуанов изменят свою политику.

Вот Мишустин готов к смене модели. Вот и делайте выводы, что нас ждёт в 22-ом году. Единственная вещь, которая интересна, это смена внутриэкономической политики. А почему я считаю, что вероятность этого очень велика — по очень простой причине и об этом сказал Андрей Безруков, где-то полторы недели назад, в программе у Соловьёва. Он сказал, что радикально меняются внешнеполитические условия, и в этом смысле пресловутый ультиматум, это демонстрация этих изменений. Проблема не в том, что там сказано, а как это сказано. А если ещё учесть, что до этого Председатель объединённого комитета начальников штабов США сказал, что американская армия не собирается воевать ни с российской, ни с китайской армией, потому что великие державы решают свои вопросы путём переговоров. То есть, нас произвели в великие державы. И если нас произвели в великие державы с точки зрения внешней политики, то и внутренняя политика должна соответствовать этому. Теперь мы должны создавать собственный воспроизводственный контур российской экономики. Поэтому я склонен считать, что вероятность изменения внутренней политики очень велика. С точки зрения экономической, это будет напоминать индустриализацию конца 20-ых – начала 30-ых годов прошлого века, причём на фоне падающих экономик Запада.

- Благодарю за детальный анализ. А что будет с курсом рубля, курсом доллара и евро в 22-ом году?

Это вопрос бессмысленный, потому что курс определяется спекулятивными механизмами, в виду чего быть может всё что угодно. Если предположить, что у нас будет индустриализация, то в этой ситуации выгодно чтобы рубль повышался. Но не берусь сказать, так как оценивать политику нынешних денежных властей я вообще не могу. Я экономист, я могу исходить из экономической логики, а у них логика не экономическая. Если будет новое руководство Центробанка и Минфина, тогда нужно смотреть, кто там будет и вообще будет ли переход к новой политике.

Спасибо. В 2022 году заканчивается сделка ОПЕК+, страны объединения наращивают добычу. Есть также вероятность снятия санкций с Ирана. Как это повлияет на рынок нефти и традиционно, что будет с ценами?

Это тоже сложный вопрос, потому что цены определяются не банальным балансом спроса и предложения, что нам продемонстрировало руководство Евросоюза на примере газа. То есть, количество разного рода интриг и хитростей будет столь велико, что сказать точно сложно. Но я склонен считать, что слишком сильно цены на нефть не упадут, даже если будет спад мирового производства. Если экономический кризис будет продолжаться то, не смотря на это критического падения цен на нефть не будет. Дело в том, что очень много добычи нефти сильно недоинвестировано и в виду этого, в ближайшее время начнётся естественное снижение предложения нефти. В этой ситуации, если кризис будет сильный, тогда баланс выбывающих месторождений будет компенсироваться экономическим спадом. Поэтому, ни сильного роста, ни сильного спада не будет. Всё будет болтаться в коридоре 60-80. Если раздел мировой долларовой системы на валютные зоны произойдёт, то не исключено, что в каждой зоне будет своё ценообразование и там цены могут довольно сильно различаться.

- Благодарю. А что будет с украинским транзитом в 2022 году?

Вы мне всё время задаёте вопросы, которые требуют анализа поведения неадекватных личностей. Вот сколько лет Россия самыми разными людьми объясняла Евросоюзу что будет и чего не надо делать. Ровно это, чего не надо они и сделали. Результат налицо. Хотя, с точки зрения тех, кто на этом заработал колоссальные миллиарды долларов, всё было сделано безупречно. Но политики то куда смотрели? Ну, сейчас они орут: «Во всём виновата Россия», но вы всерьёз считаете, что люди в Евросоюзе этому верят? Ну, не так, и я это очень хорошо вижу. Вообще настроения в Восточной Европе, да и в Западной очень сильно меняются, причём в пользу России. И чем больше они меняются, тем больше придурки орут. Но на Украине то сплошные придурки. То есть, там нету людей, которые бы видели своей целью и задачей благосостояние Украины в целом и украинского населения конкретно. Там таких людей нету, их там давно истребили. Был последним Азаров. По этой причине мы должны исходить из того, где из них каждый будет видеть свой конкретный гешефт. Согласитесь, это не совсем экономический вопрос. Там занимаются перераспределением дешёвого российского газа. Поэтому предсказывать политику Украины дело неблагодарное, или тогда тут нужны такие большие знатоки украинских душ.

- Возможно, нужен хрустальный шар.
Энергетический вопрос станет краеугольным камнем отношения России и Европы в 2022 году?

Нет. Во-первых, это проблема Европы, Евросоюза, а не России. Если Евросоюз будет вести себя нормально, то проблем не будет. Если он не будет вести себя нормально, то проблемы будут и Россия тут ни причём. Россия никаких проблем не создаёт, это первая вещь. А вещь вторая состоит в том, что ни одну из стран Евросоюза и даже ещё одну страну Западной Европы – Великобританию – не пустили к решению больших политических задач. Есть Байден, есть Путин, есть Си, может быть, есть Моди. Ни Берлин, ни Лондон, про Париж мы даже не говорим, не продемонстрировали субъектность в рамках этого процесса. К тому же, Лондон предпринимает сейчас титанические усилия к тому, чтобы Евросоюз разрушить. В этом случае у него появится потенциальная возможность создать свою валютную зону. А Берлин своей зелёной политикой свои возможности в этом направлении разрушает. Ну а мы будем реагировать на те глупости, которые они совершат. Ну вот, например, кто бы мог подумать, что им в голову придёт идея, что наш Северный поток-2 надо окупить как можно более быстро. Ну, спасибо, конечно, мы не будем возражать.

- Спасибо. Экономическими и энергетическими прогнозами на 2022 год поделился экономист Михаил Хазин.