Современная история России: к тридцатилетию ГКЧП

Вспомним, как это было. В августе 1991 года президентом СССР М. Горбачевым был озвучен и запущен процесс переформатирования Советского Союза в новое государство, основанное на демократических принципах объединения союзных республик. В связи с чем, у некоторых руководителей СССР, сформировалось отчетливое понимание неминуемого краха страны.  

И действительно, окончательного варианта Союзного договора к тому времени еще не было. В свою очередь, высшее руководство СССР решилось на введение чрезвычайного положения. Главным сторонником немедленного введения чрезвычайного положения в стране, как утверждают источники, был председатель КГБ СССР В.А. Крючков. Многие деятели ЦК КПСС, кабинета министров СССР, силовых союзных министерств и ведомств выразили поддержку ГКЧП.

"Продолжая подготовительную работу, 14 августа Крючков со ссылкой на то, что Президент СССР собирается подать в отставку, а руководящими кругами страны прорабатываются вопросы введения чрезвычайного положения, поручил Жижину и Егорову подготовить предложения о первоочередных мерах политического, экономического и правового характера, которые необходимо осуществить в этих условиях", так звучало обвинительное заключение по делу ГКЧП. 

В этом же документе было сказано, что перечисленные выше лица "договорились приступить 18 августа 1991 года к реализации планов захвата власти"; в соответствии с этими планами предусматривалось предъявить М.С. Горбачеву ультиматум: или ввести чрезвычайное положение, или уйти в отставку, в случае отказа изолировать его в Форосе и объявить больным, обязанности президента возложить на Г.И. Янаева, а для управления страной создать Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР (ГКЧП СССР)"2. Ядро "заговора" составляли четыре человека: О.Д. Бакланов, В.А. Крючков, О.С. Шенин и Д.Т. Язов. Причем главную роль играл В.А. Крючков.

19 августа 1991 года по радио сообщили, что в связи с болезнью М.С. Горбачева его полномочия перешли Г.И. Янаеву. Было объявлено о создании ГКЧП и оглашены его первые постановления. Было зачитано официальное обращение Комитета ГКЧП к советскому народу, в котором, в частности, говорилось о том, что перестройка зашла в тупик и "возникли экстремистские силы, взявшие курс на ликвидацию Советского Союза, развал государства и захват власти любой ценой" и о решимости ГКЧП вывести страну из кризиса, а также содержало призыв ко всем советским людям "в кратчайший срок восстановить трудовую дисциплину и порядок, поднять уровень производства" и "оказать всемерную поддержку усилиям по выводу страны из кризиса". 

В Москву стали стягиваться войска. Кантемировская и Таманская дивизии направили 3809 военнослужащих, 430 автомашин, 362 танка и 288 БМП и БТР. Кроме того в столицу прибыли три парашютно-десантных полка: 15-й (Тула), 137-й (Рязань), 331-й (Кострома). Всего в Москву было введено около 4 тыс. военнослужащих, 362 танка, 427 бронетранспортеров и БМП. К 10 часам утра войска взяли под контроль ключевые объекты жизнеобеспечения города, блокировали Манежную площадь и Кремль. Дополнительные части ВДВ, мотострелковые войска и флот были переброшены в окрестности Ленинграда, Киева, Таллина, Тбилиси, Риги.

В союзных республиках большинство руководителей изначально заняли выжидательную позицию по отношению к событиям в Москве. На верность ГКЧП присягнули главы следующих республик: Армении Л. Тёр - Петросян, Азербайджана А. Муталибов, Узбекистана И. Каримов и ряд других. Неожиданностью был переход в стан мятежников крайне антисоветски настроенного президента Республики Грузии Звиада Гамсахурдиа. От публичной оценки событий в Москве уклонился председатель Верховной Рады Украины Л.М. Кравчук. При этом он воспрепятствовал созыву Верховной Рады для обсуждения происходящего.

О готовности сотрудничать с "новым руководством СССР" заявил президент Франции Ф. Миттеран. О такой же готовности заявило правительство Китайской Народной Республики. С горячей поддержкой ГКЧП выступили тогдашние лидеры Ирака (Саддам Хусейн) и Ливии (Муаммар Каддафи).

Президент РСФСР Борис Ельцин отказался подчиняться ГКЧП и объявил его действия "антиконституционным переворотом". Он и его единомышленники стали центром сопротивления ГКЧП. В первый же день, 19 августа, на митинге перед Домом советов РСФСР (Белым домом), в то время резиденцией российского руководства, Ельцин выступил с "Обращением к гражданам России", охарактеризовав действия ГКЧП как государственный переворот. Затем президент России подписал указ, согласно которому до созыва внеочередного Съезда народных депутатов СССР подчинил себе все органы союзной исполнительной власти на территории России, в том числе Министерство обороны, КГБ и МВД.

Возле Белого дома начали собираться оппозиционные политики, деятели культуры и простые москвичи, пожелавшие оборонять законно избранное правительство республики. Около Дома советов РСФСР начинают строить баррикады. Вокруг всего комплекса Белого Дома выстраивается цепочка из нескольких тысяч москвичей, пришедших на защиту Президента и Верховного Совета Российской Федерации. Организуются пикеты. Б. Ельцин подписал указ о создании и эвакуации в Свердловск группы оперативного управления (дублирующий состав Совета министров РСФСР).

Многие жители столицы отправились в центр, чтобы уговорить солдат не применять силу по отношению к народу. Под психологическим давлением демонстрантов происходит убеждение армии в незаконных действиях и братание ее на местах с демонстрантами. Танковый батальон 1-го мотострелкового полка 2-й Таманской мотострелковой дивизии под командованием начальника штаба Сергея Евдокимова переходит на сторону Ельцина, разворачивая свои 10 танков уже в защиту Белого Дома. Поднявшись на танк номер 110 Таманской дивизии, Борис Николаевич обратился к собравшимся с речью. Его выступление было снято на телекамеры и обошло весь мир.

К утру 20 августа защитники Белого дома практически закончили строительство заграждений. Рядом с легкими противопехотными баррикадами появились и бетонные противотанковые, подъезды к Дому перегородили грузовиками с песком. Особую активность в организации обороны Белого дома проявили российские бизнесмены. Грузовики с песком, краны, оружие, продовольствие - все это подвозилось к Белому дому.

Днем 20 августа возле Белого дома состоялся митинг, санкционированный городскими властями Москвы. На нем собрались по разным оценкам порядка 400 000 человек. Борис Ельцин издал указ № 64 о временном (до восстановления в полном объеме деятельности конституционных органов и институтов государственной власти и управления Союза ССР) принятии на себя обязанностей главнокомандующего Вооруженными силами СССР на территории РСФСР, одновременно назначив генерал-полковника Константина Кобеца министром обороны РСФСР.

В этот момент руководство ГКЧП стало перед суровой дилеммой. Либо устроить аналог площади Тяньаньмэнь и оказаться у власти в полураспавшейся разоренной стране, не имея никакой позитивной программы по выходу из кризиса, и не надеясь на зарубежную помощь, прежде всего кредитами. Думается, такой сценарий, скорее всего, привел бы к неконтролируемому распаду страны и вряд ли мирным путем, учитывая многочисленные территориальные претензии республик друг к другу. Либо отступить. Был выбран второй вариант - письменного приказа войскам о начале штурма отдано так и не было и штурма не состоялось. Впоследствии руководство ГКЧП объясняло это тем, что они "не хотели стрелять в народ".

 

 

В ночь на 22 августа М.С. Горбачев, находившийся под арестом в Форосе, вернулся в Москву. Утром 23 августа Михаил Горбачев был приглашен Б. Ельциным в Белый дом на шедшую здесь уже второй день внеочередную сессию Верховного Совета РСФСР. Вся страна увидела по прямой телевизионной трансляции, как выступление Президента СССР постоянно прерывалось репликами с мест, а в конце концов превратилось в унизительный допрос. Депутаты Верховного Совета РСФСР требовали от Президента СССР, Генсека ЦК КПСС Горбачева распустить КПСС, запретить социализм. Вся многомиллионная страна по телевизору увидела, что власти у союзного президента больше нет. 

 

24 августа Горбачев сложил полномочия генсека и призвал ЦК КПСС к самороспуску, а также подписал указ "О прекращении деятельности политических партий и политических движений в Вооруженных Силах СССР и правоохранительных органах и государственном аппарате". На пятом внеочередном Съезде народных депутатов СССР, который состоялся 2-5 сентября 1991 года, была принята "Декларация прав и свобод человека", параллельно констатировав, что СССР перестал существовать. Был объявлен переходный период для формирования новой системы государственных отношений, подготовки и подписания Договора о Союзе Суверенных Государств. Действие Конституции СССР было приостановлено.  

 

Все это послужило так называемому параду суверенитетов союзных республик.  Центральная власть уже утратила всякий авторитет, а нарушение Конституции страны никого уже не волновало.